exploders.info - Портал по взрывчатым веществам и пиротехнике
  • Смесевые ВВ
    • Павел_RDX Суррогатные взрывчатые вещества 2012-11-02 13:54:30

    • Notice: Undefined index: child in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/1a265deb33ed0f8d5fa642c545995b6fb356f5a2_0.file.parents.tpl.php on line 39
АВТОРИЗАЦИЯ
ЛОГИН:
ПОРОЛЬ:
Автор: Павел_RDX

Notice: Undefined index: v in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/1f0f46a4634970849d1ca2697ec75de3bdc6948d_0.file.topic.tpl.php on line 78

Notice: Trying to get property 'value' of non-object in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/1f0f46a4634970849d1ca2697ec75de3bdc6948d_0.file.topic.tpl.php on line 78
2012-11-02 [#40522]

Суррогатные взрывчатые вещества

Форум: Смесевые ВВ

Как известно, во время войны боеприпасы снаряжают не только штатными ВВ, но и суррогатными ВВ. Но в литерату ре практически ничего о них не сказано. Пишут типа суррогатное ВВ на основе тротила, или суррогатное ВВ на основе. аммиачной селитры. А более подробно о их составах ничего не сказано (может я правда плохо искал ?). Может кто-нибудь сможет подсказать о их составах, какие самые распространенные были во время Второй Мировой войны, а какие при современных военных конфликтах пользуются популярностью?

Мне нравится
  • Temnyi elf Ну тут недавно вспоминалось про добавку в тратил тетриловых шашек ( при начинке гранат )
    Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
    2012-11-03 [#40523]
    Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
    style="display: none;" class="inner"> https://www.exploders.us/forum/7/40498.html
    Notice: Undefined index: replies in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 25
  • Vandal Хех
    Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
    2012-11-03 [#40524]
    Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
    style="display: none;" class="inner"> Это зависит от того, что тобой подразумевается под суррогатными ВВ. В классическом понимании это ВВ, которыми заменяют штатные при ограниченности сырьевой базы. Когда фронт требует, а промышленность не позволяет удовлетворить его потребности. По всем параметрам эти ВВ уступают штатным. Например у нас юзали смеси аммиачки с торфом и подобной ему горючкой (См книгу Красельщик - динамоны). Немцы юзали литьевые смеси на основе аммиачки и солевых эвтектик с достаточным для уверенной заводки количеством мощного ВВ. Те же амматолы - тоже в каком-то смысле "суррогатные" ВВ. В современных военных конфликтах суррогатные ВВ не используются, т.к. щас и нормальной взрывчатки завались... Стоит однако понимать, что этот термин крайне редко применяется к ВВ, используемыми самодельщиками.
    • Павел_RDX основа аммиачная селитра или тротил
      Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
      2012-11-03 [#40525]
      Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
      style="display: none;" class="inner"> Я так понял, что основными суррогатными ВВ во время второй мировой были аммиачно-селитренные ВВ. А вот в книге Бабкин Средства поражения и боеприпасы о снаряжении реактивного снаряда нашей катюши говорится о суррогатном ВВ на основе троила. Что он имел ввиду? Это аммотол или что-то типа смеси тротила с тетрилом (тетритол)?
      • Vandal Да, совершенно верно, АСВВ были основными.
        Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
        2012-11-05 [#40530]
        Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
        style="display: none;" class="inner"> тетритолы насколько я знаю юзали только американцы. У нас была смесь ГТТ - гексоген, тротил, тетрил, но назвать ее суррогатной как-то язык не поворачивается. Полагаю это был банальный аммотол, возможно с добавкой алюминия. Чтобы точно сказать, надо перелопачивать книжки.
        Notice: Undefined index: replies in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 25
  • Bolon ...
    Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
    2012-11-10 [#40541]
    Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
    style="display: none;" class="inner"> гдето читал что оксиликвитами заполняли это пористые горючие пропитанныежидким кислородом (уголь торф сфагновый мох) плохо представляю себе такое ВВ написано было что бомбы снаряжались прямо на аэродромах и должны были использоваться в ближайшие 4 часа. Ещё пишут про некую смесь КД 60:40:30 азотная кислота: дихлорэтан: олеум. Бить в грудь за авторитетность издания не буду за что купил за то продал....
    • Vandal Оксиликвиты и КД
      Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
      2012-11-17 [#40559]
      Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
      style="display: none;" class="inner"> Использовали в самом начале войны, когда немцы уже у москвы засели. К 43г все эти штуки канули в небытие. Книжка по моему - "На передовой линии тыла". Автор - Вернидуб.
  • Павел_RDX Книги
    Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
    2012-11-30 [#40579]
    Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
    style="display: none;" class="inner"> А кто нибудь может подсказать, есть ли книги о суррогатных ВВ?
    • Temnyi elf У меня почему то возникает ощущение что тебе по сути неизвестно значение сомого слова сурогатный...
      Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
      2012-12-01 [#40580]
      Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
      style="display: none;" class="inner">
      • Павел_RDX Наверно меня не правильно поняли
        Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
        2012-12-03 [#40594]
        Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
        style="display: none;" class="inner"> Я вот на просторах инета нашел статью, где кое-что написано о суррогатных ВВ. Думал, может отдельно книжка есть какая-либо. А сама статья вот: Химическая промышленность России в 1941-1945 гг. Архимандрит Будрейко Е. Н. Великая Отечественная война стала серьезнейшим испытанием для подотрасли взрывчатых веществ и порохов, химической промышленности и науки, всего сообщества химиков: ученых, инженеров, технологов, организаторов производства. Она застала химическую промышленность в стадии ее развертывания во второй половине третьей пятилетки – "пятилетки химии и специальных сталей". Задания третьего пятилетнего плана успешно выполнялись, объем производства химической продукции возрастал форсированными темпами, но политическое и хозяйственное руководство страны сознавало, как много еще предстоит сделать. Так, не до конца был освоен ряд важных в оборонном отношении химических производств, не осуществлена имевшая важное значение для развертывания боеприпасной подотрасли ее кооперация с химической промышленностью. Характеризуя ситуацию в химической промышленности перед началом войны, известный советский ученый, директор Научного института по удобрениям и инсектофунгицидам (НИУИФ), член Совета научно-технической экспертизы Госплана СССР, профессор Военно-химической академии, академик АН СССР (1946) С.И. Вольфкович (1896–1980) писал: "Я, разумеется, понимал, что перед нами стоят неотложные задачи усиления обороноспособности и экономического потенциала страны, особенно в области химической промышленности". Важнейшими из них были форсирование производства серной кислоты, фосфора и его разнообразных неорганических и органических соединений, развития производства фтористых, борных, некоторых ртутных, медных и редкоэлементных солей, пестицидов и других веществ. Ситуацию в пороховой подотрасли накануне войны охарактеризовал в своих воспоминаниях М.Г. Первухин: "Накануне войны было принято постановление о развертывании в СССР пороховой промышленности во втором полугодии 1941 г. и в 1942 г. В нем намечалось до конца 1942 г. построить в восточных районах ряд предприятий этой отрасли, включая 10 заводов по производству порохов, в том числе нитроглицериновых. Из-за начавшейся войны это постановление не было реализовано". Следует отметить и то обстоятельство, что в период первых пятилеток в СССР не только создавались новые отрасли экономики, но и формировалась сложнейшая промышленная инфраструктура, которая помимо предприятий – производителей продукции включала профильные научно-исследовательские и проектные институты, втузы, снабженческие конторы и т.д. В рамках этой инфраструктуры отлаживалось взаимодействие со смежными отраслями. Организация и оптимизация подобной системы, включавшей множество связей, представляли чрезвычайную сложность. Зачастую добиться ее эффективного функционирования удавалось лишь после целого ряда преобразований. Касаясь взаимодействия химической и боеприпасной отраслей, нарком боеприпасов П.Н. Горемыкин писал, что этот вопрос ставился перед самой войной, утром 22 июня 1941 г., на совещании в Главном артиллерийском управлении, посвященном наращиванию мобилизационных мощностей по боеприпасам: "Обсуждались… проблемы об увеличении выпуска боеприпасов и их размещения по военным округам. …Ставился вопрос, чтобы Наркомхимпром принял на себя большую долю по производству серной, азотной кислот, других химических веществ, и особенно тротила и хитрила, т.е. веществ, связанных с капсюлями. Пока значительную часть всего этого выпускали предприятия Наркомата боеприпасов". Осуществить намеченные планы помешала война. Уже в первые месяцы Великой Отечественной войны производство боеприпасов понесло огромные потери: с августа по ноябрь 1941 г. из строя выбыли 303 предприятия, располагавшиеся в южной и центральной частях страны. Их месячный выпуск составлял 8,4 млн. корпусов снарядов, 2,7 млн. корпусов мин, 5,4 млн. средств воспламенения, 2 млн. корпусов авиабомб, 7,9 млн. взрывателей, 5,1 млн. снарядных гильз, 2,5 млн. ручных гранат, 7,8 тыс. т порохов и 3 тыс. т тротила, более 16 тыс. т аммиачной селитры и т.д. Пороховая промышленность потеряла 2/3 производственных мощностей. На захваченных территориях оказалось более 200 складов с горючим, вооружением и боеприпасами. В результате уже к началу августа 1941 г. Красная Армия стала испытывать острый недостаток во всех видах боеприпасов. Однако урон, причиненный войной, заключался не только в потере оказавшихся на оккупированной территории или в зонах боевых действий предприятий, складов готовой продукции, источников сырья, отвлечении кадровых ресурсов, но и, что не менее важно, в нарушении всей промышленной инфраструктуры. И.П. Горемыкин писал: "В результате быстрого продвижения немецко-фашистских войск мы вскоре потеряли две трети металлургических мощностей… А ведь в предвоенные годы предприятия, которые выпускали боеприпасы, являлись главными потребителями продукции черной и цветной металлургии, а также химической промышленности. Таким образом, была нарушена кооперация, установленная планами для всех ведущих отраслей промышленности (Курсив наш. – Авт.), что… отрицательно сказалось на производстве боеприпасов". Действительно, уже в первый период войны была утрачена значительная доля мощностей черной и цветной металлургии, машиностроения: на занятой противником территории производилось до 71% чугуна, около 60% стали, 57% проката, 74% кокса, 71% железной руды. Характеризуя ситуацию в химической промышленности, М.Г. Первухин вспоминал: "К концу февраля 1942 г. …у нас осталось 30, максимум 40% мощностей химических заводов, которые вырабатывали необходимое сырье для производства порохов и боеприпасов". Что касается урона, нанесенного отрасли в целом, то в первый период войны большинство ее важных предприятий, расположенных на юге и в центральном районе, оказались в зоне военных действий и оккупации. "В 1941–1942 гг. на Урал и восток были эвакуированы 34 завода, в том числе такие крупные, как Днепродзержинский, Горловский, Лисичанский (ныне Северодонецкий) азотно-туковые заводы, причем на последнем к началу войны был закончен монтаж оборудования группы цехов азотной кислоты. Эвакуировались также Славянский и Донецкий содовые заводы, Славянский ново-содовый, находившийся в процессе пуска, Константиновский и Воскресенский химические заводы, Рубежанский и частично Сталиногорский химкомбинаты, Орехово-Зуевский завод "Карболит", Дорогомиловский, Дербеневский заводы и многие другие предприятия". Крайне неблагоприятный для СССР ход событий в первый период Великой Отечественной войны обусловил необходимость срочной эвакуации промышленных предприятий, институтов, всего научно-технического потенциала в восточные районы страны. По обобщенным оценкам, всего в процессе эвакуации было перемещено 2593 завода. Как отмечает известный историк Великой Отечественной войны профессор А.Г. Куманев, это – явно заниженные цифры, относящиеся, скорее всего, лишь к тем предприятиям, переброска которых была документировано оформлена. Что касается людских ресурсов, то за Урал было эвакуировано 15–18 млн. человек. Фактически целая высокоразвитая индустриальная держава была перемещена на тысячи километров, в исключительно короткие сроки размещена на новых необжитых местах, где был заново налажен выпуск продукции. 27 июня 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества". 7 августа 1941 г. оно было дополнено директивой ГКО и Совета по эвакуации, согласно которой при размещении эвакуированных предприятий на новых местах преимущество во всех отношениях отдавалось предприятиям, выпускающим военную продукцию, а также предприятиям цветной, специальной, черной металлургии и химической промышленности. Эвакуация в значительной степени коснулась предприятий оборонных отраслей: из 2593 заводов, вывезенных в восточные районы страны, 1500 составили оборонные. За Урал было эвакуировано до 40% предприятий, производящих боеприпасы. Перемещение предприятий, производящих пороха, взрывчатые вещества и снаряжение, было сложной задачей не только из-за большого числа таких заводов, но и из-за громоздкости основного технологического оборудования. Зачастую с основных агрегатов снимали и вывозили на восток лишь важнейшие узлы. Кроме того, постановлением ГКО всем предприятиям, работающим на военные нужды, предписывалось выпускать продукцию до последнего момента. Поэтому очень часто демонтаж оборудования приходилось вести под обстрелом противника. С самого начала войны ситуация в боеприпасной отрасли оказалась под особым контролем руководства страны. На второй день войны Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление "О вводе в действие мобилизационного плана по боеприпасам", однако этот план был реализован только частично из-за крайне неблагоприятной военной обстановки. 30 июня Политбюро утвердило "Мобилизационный народнохозяйственный план" на III квартал 1941 г., который заменил рассчитанный на относительно мирный период третий пятилетний план. Мобилизационным планом был утвержден список ударных строек, в который вошли военные предприятия, электростанции, предприятия топливной, металлургической, химической промышленности и стройки железных дорог. В начале июля 1941 г. постановлением ГКО были утверждены месячный и полугодовой планы производства и поставок боеприпасов. Одновременно были даны конкретные задания НКБ СССР, а заместителям председателя СНК СССР В.А. Малышеву, М.Г. Первухину и А.Н. Косыгину поручалось обеспечить выполнение 21 наркоматом мобилизационных заданий по боеприпасам и вооружению. Всемерное обеспечение выпуска боеприпасов нашло отражение и в ряде других постановлений ГКО. В первые месяцы войны в восточные районы страны было эвакуировано до 40% предприятий, производящих боеприпасы. А уже в декабре 1941 г. почти все они прибыли на новые места, и на многих из них было восстановлено производство. В 1942 г. преимущество Германии по обеспечению своих войск боеприпасами было ликвидировано, а в 1943 г. в действующую армию было передано на 18% больше боеприпасов, чем израсходовано. Критическая точка в производстве боеприпасов, по свидетельству заместителя наркома вооружения В.Н. Новикова, была преодолена в начале 1942 г., – производство вступило в полосу подъема. С января по июль 1942 г. валовая продукция НКБ увеличилась на 66%. Выпуск артиллерийских снарядов в декабре 1942 г. по сравнению с декабрем 1941 г. увеличился почти в два раза, авиационных выстрелов – в 6,3 раза, мин – в 3,3 раза, в том числе производство 120-миллиметровых мин возросло в 16 раз. Выпуск реактивных снарядов за этот период увеличился в 1,9 раза, авиабомб – в 2,1 раза, ручных гранат – в 1,8 раза. Химические предприятия Наркомата боеприпасов произвели для снаряжения боеприпасов 1 млн. т взрывчатых веществ и порохов, зажигательных и пиротехнических составов, в том числе более 505 тыс. т тротила и других индивидуальных взрывчатых веществ. Кроме того, к производству боеприпасов было привлечено более 1300 предприятий шестидесяти гражданских министерств и ведомств, в том числе заводы Наркомхимпрома СССР. Первая в мире женщина-профессор в области взрывчатых веществ, в годы войны декан специального факультета МХТИ им. Д.И. Менделеева Е.Ю. Орлова вспоминала: "В результате эвакуации предприятий в Москве и Подмосковье сократилась материально-техническая база военного производства. Но и в этих весьма трудных условиях снабжение фронта боеприпасами, снаряжением не уменьшилось. Для нужд фронта работали около двух тысяч московских предприятий. Были взяты на учет считавшиеся непригодными станки, инструменты. После проведенного ремонта они все вступили в строй. С их помощью уже в ноябре предприятия стали производить минометы и другие типы оружия. Осенью 1941 г. требовалось много взрывчатых веществ для снаряжения сотен тысяч мин, которые нужно было установить на подступах к Москве. Взрывчатых веществ не хватало, и ученые МХТИ им. Д.И. Менделеева (Е.Ю. Орлова, Я.М. Паушкин, А.А. Шидловский, М.М. Пуркалн) для инженерных мин разработали бинарное взрывчатое вещество из бертолетовой соли, большие запасы которой были обнаружены неподалеку от Москвы. В боевых взрывчатых веществах бертолетову соль применять нельзя, т.к. в смеси с горючими веществами она очень опасна из-за большой чувствительности к удару и трению. Меньшую опасность представляли бинарное взрывчатое вещество и смеси на основе бертолетовой соли, помещенной в небольшие мешки из хлопчатобумажной ткани. Эти мешки и сосуды с жидким горючим по отдельности доставляли на фронт. А уже на месте закладки фугаса минер прикреплял капсюль-детонатор к мешку с бертолетовой солью и на короткое время опускал мешок в горючее. Окислитель пропитывался горючим, и мина была готова". В условиях блокады продолжала работать промышленность Ленинграда. Для выпуска снарядов и мин было привлечено 116 заводов города. Предприятия химической и резиновой промышленности освоили производство взрывчатого вещества "АК", противотанковых гранат, гаубичного и пушечного пороха, зарядов для реактивных установок. Сотрудники одного из оборонных институтов завершили начатую еще до войны разработку взрывчатого вещества "сигнал", представлявшего собой смесь имевшейся в городе в достаточном количестве аммиачной селитры и древесных опилок. "Сигнал" изготовляли на Невском суперфосфатном заводе. Им вместо тротила снаряжали ручные, осколочные и противотанковые гранаты, противотанковые мины и авиабомбы. В период обороны Севастополя, когда закончились запасы взрывчатых веществ, тротил извлекали из морских мин, глубинных бомб, старых артиллерийских снарядов и авиабомб, хранившихся на складах Черноморского флота. В одном из оврагов на кострах из этих боеприпасов выплавляли взрывчатые вещества и передавали их подземному спецкомбинату. Во многих случаях химикам пришлось проявить немалые изобретательность и героизм, чтобы в трудных условиях оборонительных боев обеспечить сражающиеся части взрывчатыми веществами. В дни героической битвы за Кавказ в лабораториях Тбилисского государственного университета получали гексоген и из него прессовали шашки. В Сумгаите на базе тукосмесительного предприятия изготовляли взрывчатые вещества с использованием отходов нефтеперерабатывающей промышленности и снаряжали ими противотанковые мины. Небывалый размах военных действий постоянно требовал увеличения выпуска боеприпасов с одновременным созданием новых, более эффективных образцов, отвечающих условиям ведения войны. Это достигалось внедрением новых технологических процессов, введением поточных линий в производстве взрывателей, ускоренных процессов фабрикации порохов (УФ) и т.п. Сложные вопросы пришлось решать в области изготовления ВВ и снаряжения боеприпасов. В первый год войны химическая промышленность потеряла 50% мощностей по производству аммиака, 77% – серной кислоты, 83% – кальцинированной соды, 70% – пластмасс. Существенными были потери мощностей по производству толуола. Недостаток толуола, азотной и серной кислоты, а также ряда других необходимых химических продуктов не позволял использовать полностью мощности тротилового производства в течение всего периода войны. Выпуск его определялся поставками сырья. Тем не менее, переход на упрощенную технологию военного времени позволил частично решить эту проблему. Е.Ю. Орлова отмечает: "Были произведены изменения в области технологии ВВ, введены новые, менее жесткие технические условия на тринитротолуол (ТНТ), что дало возможность интенсифицировать производство, а также увеличить выпуск тротила. Новые формы предусматривали упрощенную очистку тротила и уменьшение за счет этого его потерь". В 1942 г. при отсутствии сульфита натрия вследствие вывода из строя мощностей по соде перешли на очистку ТНТ сульфитом аммония. В промышленность был внедрен новый упрощенный метод производства гексогена, разработан непрерывный метод получения динитрохлорбензола, являющегося промежуточным продуктом в производстве пикриновой кислоты. Этот метод в начале войны был внедрен на Рубежанском химическом комбинате. На Березниковском заводе внедрен непрерывный метод получения тетрила. Важную роль сыграли мощные взрывчатые составы на основе флегматизированного гексогена, производство которого было освоено в канун войны. В ходе войны благодаря пуску новых производств гексогена их мощность увеличилась более чем в 10 раз. К концу 1942 г. все снаряды танковой, противотанковой артиллерии и авиационных пушек поставлялись в снаряжении мощными гексогенсодержащими составами. Применение технических условий военного времени при производстве ВВ позволило выпустить в 1941 г. тротила на 36% больше, чем в 1940 г., тетрила – на 88%, гексогена – на 60%. Во время войны были внедрены улучшенный метод производства пентаэрентрита (Новосибирск), непрерывный метод получения ТЭНа (Кемерово), производство мононитротолуола (Уфа). Во время битвы за Москву, когда остро ощущался недостаток взрывчатых веществ, широко применялась смесь "СК" (96% нитрата аммония и 4% керосина) или 91,5% нитрата аммония, 4,5% керосина и 4% алюминиевого порошка. Ввиду острой нехватки тротила значительная часть боеприпасов была переведена на рецептуры с применением большого процента аммиачной селитры. Для снаряжения снарядов использовались амматол (58% тротила и 39% аммиачной селитры), шнейдерит (88% селитры, 12% динитронафталина), динамон (89% селитры, 11% хлопкового жмыха) и др. "Из смесевых ВВ широко применялись амматолы, смеси ТНТ с гексогеном, тетрилом и др. Использовался амматол особо тонкого смешения, получаемый по так называемому методу УФ (смешение жидких компонентов с последующей сушкой в распыленном состоянии). Проблема обеспечения снаряжательного производства необходимым количеством ВВ была решена путем использования в боеприпасах аммиачно-селитренных взрывчатых составов с уменьшенным содержанием дефицитного тротила (амматолов, шнейдеритов, динамитов), разработанных до войны", – отмечает Е.Ю. Орлова. Морские мины, к которым требования по мощности боевых частей были особенно велики, снаряжались только чистым тротилом. Авиационные морские мины и боевые части торпед снаряжали мощным ВВ – ТГА (60% тротила, 24% гексогена и 16% алюминиевой пудры). Большую роль в боевых операциях играли осветительные авиабомбы (прицельное ночное бомбометание, освещение мест посадки самолетов, визуальная разведка и т.п.), зажигательные пиротехнические средства. Советскими конструкторами была создана самая мощная зажигательная бомба Второй мировой войны – ЗАБ-100-ЦК. В 1944 г. первым предприятием, награжденным орденом Ленина, было ГСКБ-47. По свидетельству В.Н. Новикова, в самой крупной наступательной операции Великой Отечественной войны – Берлинской – степень оснащенности войск техникой, вооружением и боеприпасами не имела прецедентов. В этой операции было израсходовано 10 млн. артиллерийских снарядов и мин, почти 3 млн. ручных гранат, 241,7 тыс. реактивных снарядов. Всего – более 11,6 тыс. вагонов боеприпасов. Произведя в годы войны почти в два раза больше вооружения и военной техники, чем фашистская Германия, и при этом – с лучшими боевыми качествами, СССР доказал, что сумел лучше использовать материальные и людские ресурсы при меньшей промышленной базе, чем была у Германии и ее многочисленных союзников. На оккупированной Украине оказался единственный завод, производивший заряды для реактивных систем. Директор Казанского завода им. В.И. Ленина А.П. Якушев, начальник ОТБ Н.П. Путимцев к декабрю 1941 г. разработали ракетные заряды на основе пироксилиновых порохов с добавками окислителей, эта работа позволила не допустить остановки производства систем залпового огня ("катюша"). В это же время на заводе в Перми (директор Д.Г. Бидинский, главный инженер Д.Е. Горбачев) в исключительно короткие сроки пускается цех по производству нитроглицериновых порохов и зарядов для "катюши" по периодической технологии. По решению ГКО СССР на заводе в короткие сроки строится крупный цех по непрерывной шнековой технологии. По сравнению с периодическим производством эта технология подняла производительность труда на 40%, а выпуск пороховых зарядов к реактивным снарядам М-13 увеличился вдвое. В августе 1943 г. за успешное решение этой проблемы 44 работника ОТБ и завода были награждены орденами и медалями, среди них: А.С. Бакаев, Д.И. Гальперин, А.Э. Спориус и др. Более подробно эту тяжелейшую для пороховой промышленности ситуацию, преодолеть которую удалось благодаря работе Пермского завода, описывает П.Н. Горемыкин: "Завод № 98 по производству баллиститных порохов получил задание ГКО – в трехмесячный срок в несколько раз увеличить выпуск зарядов. И это задание было выполнено. До полной эвакуации, начавшейся в октябре 1941 г., было изготовлено свыше 3 тыс. т баллиститных порохов, предназначенных главным образом для реактивных снарядов и минометных зарядов. А в 1942 г. завод произвел уже 11,2 тыс. т порохов. Тем самым была превышена суммарная мощность двух родственных заводов, и таким образом удалось компенсировать их временный выход из строя". Добавим, что информация, изложенная наркомом боеприпасов, имеет самое непосредственное отношение к деятельности выдающегося ученого, основоположника создания отечественных баллиститных порохов и непрерывной (шнековой) технологии их производства Александра Семеновича Бакаева. В 1926–1928 гг. А.С. Бакаевым совместно с Н.Л. Рашкович, Б.П. Фоминым, И.Г. Лопук, Г.А. Аб, П.В. Иофиновым был разработан первый образец баллиститного пороха, принятого в 1929 г. на вооружение Красной Армии под маркой НГ. В 1929–1930 гг. велись работы по рационализации состава этого нового в нашей стране типа пороха и технологии его производства. В результате появились составы НГВ и упрощенный состав Н с техническим динитротолуолом, который в дальнейшем широко применялся, в частности, в зарядах РС для "катюш". После отработки технологического режима на опытной установке на заводе № 59 был спроектирован и построен цех валового производства мощностью 5000 т баллиститного пороха. Свои дальнейшие работы А.С. Бакаев продолжал, отбывая заключение в Особом военно-техническом бюро ОГПУ (1930–1934), а затем Особом техническом бюро № 6 НКВД (1937–1943) в Москве и Перми. Именно в этот период он наметил пути перехода в производстве пороха от периодически действующих гидравлических прессов к непрерывно действующим шнековым прессам. В Перми на заводе № 98 он успешно внедрил начатые в НИИ-6 работы по созданию новой технологии производства баллиститных порохов. В годы войны по технологии, разработанной А.С. Бакаевым, было построено шесть заводов баллиститных порохов. Эти предприятия выпустили 117 тыс. т порохов, что составило около 30% их общего производства в стране. Выпуск нитроглицериновых порохов к концу войны возрос примерно в 7 раз, 45% произведенных порохов были баллиститными. Одних только зарядов для РСЗО "катюш" было выпущено за время войны 14 млн. комплектов. В химической промышленности ситуация была выправлена в течение 1941–1942 гг., и выпуск продукции начал увеличиваться все более высокими темпами. Наиболее полную картину возрождения отрасли на базе предприятий районов Урала, Поволжья и Западной Сибири дает М.Г. Первухин: "В соответствии с мобилизационным народнохозяйственным планом на III квартал 1941 г. в химической промышленности предусматривалась концентрация капитальных вложений и материальных ресурсов на строительство химических предприятий в районах Поволжья, Урала и Западной Сибири. С целью ускорения развития химической промышленности в восточных районах страны и восстановления эвакуированного оборудования объем капитальных вложений был увеличен в 1,5 раза. Большое значение для стабилизации работы химической промышленности имели мероприятия по интенсификации производства на всех действовавших предприятиях. В результате уже с начала 1942 г. выпуск химической продукции стал непрерывно возрастать. Так, производство аммиака в апреле 1942 г. увеличилось на 50% по сравнению с мартом этого же года, а производство концентрированной азотной кислоты удвоилось. Если выпуск валовой продукции в I квартале 1942 г. принять за 100%, то в последующие кварталы этого года он составил: во II квартале – 152%, в III – 205, в IV квартале – 203%. В течение 1942 г. довоенные мощности по большинству химических продуктов, необходимых для военных нужд, были восстановлены, а по концентрированной азотной кислоте, олеуму и формалину – перекрыты. В 1942 г. были увеличены мощности по производству синтетического аммиака, азотной кислоты, аммиачной селитры на Березниковском, Кемеровском и Чирчикском предприятиях за счет установки оборудования, эвакуированного с южных азотных заводов. Были введены в действие мощности по серной кислоте на Красноуральском и Челябинском заводах, восстановлены мощности на Воскресенском химкомбинате и других предприятиях. Выпуск пластических масс и изделий из них увеличился за счет ввода Кемеровского, Новосибирского, Челябинского заводов. Вновь были восстановлены мощности на Орехово-Зуевском заводе "Карболит", Кусковском и других заводах. Расширены также Свердловский и Нижнетагильский пластмассовые заводы. В анилинокрасочной промышленности были введены в действие и расширены заводы Березниковский и Кемеровский; вновь восстановлены мощности на Дорогомиловском, Дербеневском и Сталиногорском заводах. В лакокрасочной промышленности восстановлены мощности на Московских заводах. На базе оборудования, эвакуированного со Славянских и Донецкого содовых заводов, было начато строительство Стерлитамакского содового завода. В течение 1942 г. на востоке страны были введены в действие 11 новых предприятий и расширены мощности на 15 заводах. Вновь были восстановлены 16 заводов, главным образом в Московской области. В результате выпуск продукции восточных заводов резко увеличился. Так, в 1943 г. объем промышленной продукции вырос против 1940 г. в 2,5 раза. Наибольший прирост продукции дали такие отрасли, как азотная, пластических масс и хлорорганической химии. Значительно увеличить выпуск продукции позволили проводившиеся в течение всей войны работы по интенсификации и рационализации химических процессов и производств. Так, в производстве серной кислоты башенным (нитрозным) способом съем серной кислоты с кубического метра объема башни увеличился в 1942–1943 гг. в 1,7 раза по сравнению с довоенным, в отделении концентрирования серной кислоты на азотных заводах производительность аппаратов концентрации увеличилась в 2–2,5 раза. На Чирчикском электрохимкомбинате в генераторы водяного газа осуществили подачу воздуха, обогащенного кислородом, что повысило производительность газогенераторов на 50%. Много аналогичных примеров было и в других подотраслях химической промышленности. Великая Отечественная война отчетливо выявила основополагающую роль химической промышленности в обороне страны. В системе военной экономики предприятия отрасли не только поставляли сырье и материалы для производства боеприпасов. В соответствии с мобилизационным планом многие сугубо гражданские заводы химической и резиновой промышленности были переведены на выпуск военной продукции, в том числе противотанковых гранат, взрывчатых веществ, зарядов для реактивных снарядов и т.п. А.Г. Куманев публикует интересный архивный документ, в котором приведены наименования и объемы наиболее важных для обороны продуктов химической промышленности, планируемых к производству в 1943 г. Из постановления Государственного Комитета Обороны от 8 мая 1943 г. "О плане производства важнейших химикатов для боеприпасов и народного хозяйства на май 1943 года" "…2. Обязать НКХП (т. Первухина) поставить НКБ в мае 1943 г. для производства боеприпасов (в тоннах): Аммиак 1700 Азотная кислота крепкая 19000 Аммиачная селитра (в т.ч. за счет остатков на заводах НКХП) 3000 Натриевая селитра 70 Дифениламин 75 Диметиланилин 100 Централит 70 Дибутилфталат 40 Нашатырь 300 Бертолетова соль 250 Пикриновая кислота 150 Динитронафталин 340 …4. Обязать НКХП (т. Первухина) и НКЛес (т. Салтыкова) поставить в мае 1943 г. 150 тонн уротропина, из них НКХП – 100 тонн, НКЛес СССР – 50 тонн…" Председатель ГКО И. Сталин Значительную часть своей продукции – зажигательные, огнеметные, дымовые смеси и т.д. – химические комбинаты поставляли непосредственно в действующую армию. Широким спектром веществ и соединений снабжались химические войска. Продукция фармацевтического производства сразу поступала в медсанчасти и госпитали. Из большой номенклатуры веществ и соединений, которыми предприятия химической промышленности снабжали части Красной Армии, едва ли не самыми востребованными были использовавшаяся для борьбы с танками зажигательная смесь "КС" и дымовые смеси на основе олеума – безводной серной кислоты. По воспоминаниям С.И. Вольфковича, внедрение производства такой смеси оказалось опасным и сложным делом: "Огромное значение имела выполненная в первый период войны работа Кузьмина и Сергеева, предложивших самовоспламеняющийся фосфорно-серный состав (КС). Массовое производство бутылок с этим составом впервые было организовано на опытном заводе НИУИФ Н.Н. Постниковым, К.И. Макарьиным, А.С. Соловьевым, Е.Е. Зуссером, Н.Д. Талановым. Так как в первое время у научных сотрудников, инженеров и красноармейцев не было достаточного опыта в производстве и применении состава, то как на заводе, так и в армии происходило немало несчастных случаев. Лишь значительно позднее в результате глубокого физико-химического изучения свойств различных композиций состава сотрудники НИУИФ разработали мероприятия, устранившие опасность разрыва стеклянных и металлических сосудов с КС (работы В.В. Илларионова, Р.Е. Ремен и автора этих строк), за что были удостоены награды маршала артиллерии". Очень быстро производство КС было организовано и на многих других предприятиях, в частности, на Чернореченском азотно-туковом заводе, где имелись фосфорные печи. Заводы азотной и сернокислотной промышленности стали поставщиками сырья для изготовления взрывчатых веществ и пороха, анилинокрасочные заводы перешли на выпуск химикатов для боеприпасов, лакокрасочные заводы выпускали нитролаки высокого качества для производства самолетов, заводы по производству пластических масс и резиновых технических изделий изготовляли многочисленные детали для промышленности боеприпасов, вооружения, самолетостроения и танкостроения. Заводы хлорорганической отрасли выпускали химикаты, которые требовались также для авиационной, танковой промышленности, вооружения и боеприпасов. Предприятия химической промышленности изготовляли органическое бронестекло для самолетов, бутылки с самовоспламеняющейся жидкостью для борьбы с танками противника, в большом количестве стали выпускаться средства защиты армии и населения от отравляющих веществ. Приведем выдержку из постановления, также впервые опубликованного А.Г. Куманевым, которая иллюстрирует значение, придававшееся химической промышленности в годы войны. Из постановления Государственного Комитета Обороны от 6 июля 1942 г. "О строительстве на Дорогомиловском химическом заводе им. Фрунзе Наркомхимпрома цеха производства резерцина" "Обязать НКХимпром (т. Первухина): а) организовать производство резерцина на Дорогомиловском заводе им. Фрунзе (г. Москва) мощностью 25 тонн в год; б) закончить строительство и монтаж оборудования цеха производства резерцина к 1 сентября 42 г…." Председатель ГКО И. Сталин Важнейшее значение для функционирования в условиях военного времени обороны отраслей и всей экономики страны имела четкая работа предприятий основной химии. Особое место в этой подотрасли занимает сернокислотное производство. В условиях военной экономики ее продукция была востребована в оборонной промышленности (для производства взрывчатых и дымообразующих веществ и т.п.), в нефтепереработке, металлургии, а также других подотраслях химической промышленности. Помимо серной кислоты, предприятия основной химии изготовляли также дымовую смесь, антикоррозийный препарат "мажеф", динатрийфосфат и другие препараты. Так, например, в 1942–1943 гг. Кировоградский и Красноуральский химические заводы (на которые в конце сентября – начале октября 1941 г. были эвакуированы оборудование и рабочие Константиновского химического завода) были единственными на востоке страны производителями олеума. Потребность фронта в дымовой смеси, позволяющей прикрывать перегруппировки войск и кораблей и скрывать их на необходимое время от наблюдений и прицельного огня противника, была очень большой. Уже в первый период войны дымовая смесь применялась при обороне Ленинграда для прикрытия боевых действий кораблей Балтийского флота и ледовой дороги по Ладожскому озеру, во время обороны Одессы и Севастополя. Эффективность применения дымовых средств в годы Великой Отечественной войны иллюстрируют следующие данные: – только в 1943 г. дымами маскировались 69 объектов тыла, в том числе шесть городов, три железнодорожных узла, шесть железнодорожных мостов и 54 переправы; – в течение года вражеская авиация совершила 296 налетов на эти объекты, в которых участвовало 2900 самолетов, сбросивших на них более 2000 крупных фугасных бомб. Только в 12 случаях эти объекты удалось частично повредить; – за 1941–1945 гг. дымами маскировалось 680 различных объектов, на которые авиацией противника было сброшено более 33 тыс. бомб, и только около 80 из них нанесли поражение прикрываемым объектам. Отмечая важность дымовой маскировки, Генеральный штаб в директиве от 25 марта 1944 г. указывал, что широкое, смелое и тактически грамотное применение маскирующих дымов способствует успешному выполнению боевых задач, значительно снижая потери в живой силе и технике. На ряде предприятий, в частности, на Константиновском химическом заводе, на базе производства экстракционной фосфорной кислоты было освоено производство желтого фосфора для оборонной промышленности и самовоспламеняющихся запалов для бутылок с горючей смесью. На многих заводах подотрасли с началом войны был существенно расширен ассортимент продукции. Так, Актюбинский химический комбинат им. С.М. Кирова, выпускавший фосфорные удобрения для хлопководческих районов страны, освоил производство динатрийфосфата, необходимого для смягчения воды, и ингибитора, предохраняющего от коррозии железнодорожные цистерны, медицинской борной кислоты, железного дубителя для кожи и других препаратов. Специально следует сказать о коллективе Ленинградского завода "Красный химик", продолжавшем работу в условиях блокады. В июле – ноябре 1941 г. основными продуктами этого предприятия были дымовая смесь, хлорсульфоновая кислота и аккумуляторная кислота; выпускался также коагулянт, нужный как составная часть средства для тушения пожаров, воспламенившегося жидкого горючего, и некоторые другие продукты. Блокадной весной 1942 г. на заводе производились медикаменты для госпиталей города. Уже с мая 1942 г. в условиях жесткого лимита на электроэнергию на заводе возобновился выпуск ряда химических продуктов: технической соляной кислоты, реактивных соляной и азотной кислот, антифриза, серного эфира. В 1942 г. выпускались также кальцекс, аспирин, уротропин, хлористый кальций, хлористый натрий, сернокислый барий, сернокислый магний. В 1943 г. были освоены производства салицилового натра, салициловой кислоты, окиси меди. Большим подвигом коллектива завода явились восстановление и пуск взрывоопасного производства серного эфира. В условиях непрерывных артобстрелов и бомбежек эксплуатация такого цеха была невероятно сложна, однако коллектив предприятия полностью обеспечил потребность фронта и госпиталей Ленинграда в эфире, крайне необходимом при операциях. В начальный период войны хлорная промышленность понесла тяжелые потери. Так, на 1 января 1943 г. она располагала только 65% мощностей по сравнению с 1941 г. Однако уже к 1 января 1944 г. было восстановлено более 90% довоенных мощностей, и в 1944 г. выработка электролитических хлора и каустической соды превысила уровень 1940 г. В условиях военного времени мощности некоторых производств подотрасли оказались недостаточными, выявилась необходимость в новых продуктах и т.п. Так, например, для обеспечения массового выпуска боевых самолетов потребовалось организовать производство авиационной брони и органического стекла. Из постановления Государственного Комитета Обороны от 15 мая 1942 г. "Об обеспечении производства органического стекла по качеству не хуже, чем на самолетах "Томагаук". "1. Обязать НКХимпром (т. Первухина) восстановить технологический режим и рецептуру органического стекла 1940 г., обеспечив с 20 мая 42 г. выпуск листового органического стекла… 2. Обязать НКХимпром (т. Первухина) провести лабораторные исследования качеств стекла, применяемого на самолетах "Томагаук", установить рецептуру его и провести в период до 25 июня 42 г. опытно-исследовательские работы в направлении дальнейшего улучшения качеств отечественного органического стекла с тем, чтобы последнее было не хуже стекла, применяемого на самолетах "Томагаук". Установить премию в размере 100 тыс. руб. за разработку технологии производства органического стекла, отвечающей показателям стекла, применяемого на самолетах "Томагаук". 3. Заводу № 148 НКХП выпустить в июне 73 т органического стекла и 1020 комплектов бронекозырьков…" Председатель ГКО И. Сталин В короткие сроки имевшееся в стране опытное производство было превращено в крупносерийное. Параллельно за Уралом было создано новое производство. В результате уже с первых месяцев войны штурмовая авиация оснащалась прозрачной броней. К концу 1942 г. производство авиационной брони полностью обеспечивало нужды боевых самолетов всех типов. Одновременно учитывались непрерывно ужесточавшиеся требования к оптическим и другим качествам брони. Разработчики конструкции авиационной брони и организаторы ее производства, а также производства органического стекла Б.П. Зверев, Г.Л. Зискин, А.М. Жуков, В.М. Кузьмин, Э.А. Кулев, М.Т. Куликов, Л.А. Морозов, М.А. Рубцов, К.М. Стрельцов, Ф.С. Хамзин, Р.Я. Хвиливицкий, З.Д. Шульман и многие другие, а кроме того, большая группа рабочих и инженеров заводов и работников Наркомхимпрома во главе с первым заместителем наркома А.Г. Касаткиным были награждены орденами и медалями. О значении, придававшемся организации производства авиационной брони и органического стекла, свидетельствует принятое по этому поводу специальное решение ГКО, в котором были отражены вопросы обеспечения Дзержинского химического комбината "Оргстекло" дефицитными сырьевыми и вспомогательными материалами и металлом. Контроль за исполнением этого решения оставил за собой М.Г. Первухин, который дважды посещал комбинат. Э.А. Кулев (в годы Великой Отечественной войны – начальник цеха органического стекла комбината) приводит эпизод, ярко показывающий те условия, в которых трудились коллективы химических цехов предприятия: "При повторном приезде к нам на завод М.Г. Первухин лично обошел все технологические цеха. Проходя по эфирному отделению цеха и поравнявшись с площадкой реакторов синтеза, Михаил Георгиевич изъявил желание задать несколько вопросов старшему аппаратчику, стоявшему тогда на смене. Синтез вел старший аппаратчик В.С. Голопятов. Я крикнул ему, чтобы он на минутку спустился с рабочей площадки. Голопятов подошел к лестнице, сделал два шага вниз по ее ступенькам и вдруг в большом смущении остановился. Мы так и ахнули: на ногах Голопятова были надеты резиновые перчатки, и болтающиеся пальцы, невероятно похожие на лягушечьи лапы, подрагивая, свисали со ступеньки железной лестницы. Наступили несколько минут изумленного, я бы сказал, тревожного молчания. М.Г. Первухин молча вопросительно посмотрел на меня. – Михаил Георгиевич, а что же нам остается делать? – пролепетал я. – Резиновые сапоги уже давно пришли в полную негодность – они худые. Вот и приходится смотреть на эту самодеятельную защиту ног, закрыв глаза. Ведь синтез-то должен работать без остановки. На фронте-то ведь и не то еще бывает. Как нашелся я сказать все это Первухину – не знаю. Знаю только, что сказал-то я все-таки голую правду, и Михаил Георгиевич понял это отлично. – Не надо спускаться, – глухо сказал он Голопятову, и мы направились к выходу. Мне кажется (и я даже уверен в этом), что происшедший случай с перчатками на ногах Голопятова сыграл определенную роль при составлении ведомости по обеспечению завода спецодеждой и другими видами сырья и материалов". Большую роль в организации производства органического стекла и авиационной брони сыграли коллективы стекольных предприятий: завода "Моховые горы", Ирбитского завода, а после освобождения Донбасса и Константиновского завода – освоившие выпуск специальных сортов стекла. С началом боевых действий резко возросла потребность в этиловой жидкости – компоненте авиационного горючего, также выпускаемого предприятиями хлорной подотрасли. Часть мощностей производства этиловой жидкости и металлического натрия – ее необходимого компонента – оказалась на территории военных действий. Однако дефицит металлического натрия был ликвидирован в короткие сроки путем создания впервые в СССР производства тройного сплава (натрий, калий, свинец) электролизом расплава хлоридов натрия и калия на жидком свинцовом катоде (В.С. Иоффе, И.И. Полушкин, В.А. Новоселов, В.Т. Шевнюк и др.). Одновременно в производстве этиловой жидкости ликвидировали крайне вредную стадию приготовления тройного сплава из исходных материалов, что способствовало быстрому увеличению выработки этиловой жидкости в необходимых количествах. Ярким примером творческого подхода к делу была работа по восполнению утерянных в ходе войны мощностей производства каустической соды и хлора. Увеличение производства цветных металлов, нефтепродуктов и целлюлозы, нужды текстильной, мыловаренной и других отраслей промышленности вызвали острый дефицит каустической соды. Решить эту задачу позволила инициатива коллектива одного из заводов хлорной промышленности, осуществившего замену малоамперных электролизеров Х-2 (нагрузка 800–1000 А) на электролизеры З-3 (нагрузка 1500–1700 А) на тех же производственных площадях и в тех же габаритах самих электролизеров (Л.В. Гантман, И.В. Костюченко, Е.Е. Решетняк и др.). Проявленная инициатива была подхвачена и быстро реализована на других заводах. Интересные решения были найдены и для соответствующего повышения мощностей выпарных станций за счет увеличения поверхности греющих камер, солеотделения на центрифугах и т.д. Для покрытия возросших потребностей в электроэнергии постоянного тока были использованы резервные агрегаты преобразовательных подстанций. Благодаря всем этим мерам, а также за счет частичного восстановления мощностей заводов поблизости от линии фронта выработка электролитической каустической соды в 1944 г. превысила уровень довоенного 1940 г. В ходе военных действий возникла также потребность в ряде новых хлорорганических продуктов – растворителях, дегазаторах, импрегнантах и др., которые в предвоенные годы производились только в масштабе опытных установок. Имевшийся задел научно-исследовательских работ (С.Л. Варшавский, Г.И. Гаврилов, В.С. Зайков, Д.Г. Кудряшов, З.И. Лифатова, Б.А. Сас-Тисовский, Т.С. Филиппов, В.Г. Хомяков) и надежные проектные решения (А.А. Виноградов, Д.С. Генин, М.Е. Набережных, Л.М. Якименко) позволили к началу войны развернуть эти производства в крупнопромышленном масштабе. В этой работе принимали активное участие В.Д. Беляев, А.Я. Берштейн, И.В. Богатырев, Б.А. Егоров, Г.М. Камарьян, П.А. Костин, И.В. Костюченко, М.Т. Назаров, Г.Ф. Нехорошев, З.С. Смолян, М.Д. Триханов, А.С. Шевляков и др. С началом войны предприятия промышленности синтетических смол и пластических масс полностью переключились на выпуск оборонной продукции. Так, Владимирский химический завод, Ленинградский завод им. "Комсомольской правды" и Карачаровский завод производили пластмассовые детали для боевой техники, Кусковский химический завод – формалин и уротропин, необходимые для авиационной и оборонной промышленности глифталевые и бакемитовые смолы и другую продукцию. Старейшее предприятие подотрасли – Орехово-Зуевский завод "Карболит" на не вывезенном при эвакуации и смонтированном своими силами оборудовании уже в декабре 1941 г. восстановил производство некоторых деталей боеприпасов. Героической является работа Охтинского химического комбината, продолжавшего выпускать продукцию в условиях блокады Ленинграда. В день начала войны комбинат получил приказ срочно эвакуировать оборудование ряда цехов, материалы и часть рабочих в Свердловск, а 25 июля 1941 г. на восток ушел последний эшелон с оборудованием и семьями рабочих. В начале сентября 1941 г. на Охтинский химкомбинат были привезены оборудование и материалы оборонного завода, оказавшегося в непосредственной близости от линии фронта. Новые цеха по выпуску оборонной продукции были созданы в кратчайшие сроки. До конца 1941 г. было освоено много новых производств. Вообще в годы войны комбинат, находящийся недалеко от линии фронта, выпускал под артиллерийским обстрелом 11 наименований оборонной продукции. Сравнительно в небольшом масштабе было организовано производство хлорамина "В", сульфазола, водорода для аэростатов заграждения, олеума, азотной кислоты для производства боеприпасов, нитропленки. В производстве использовались отходы боевой продукции, поступающие с фронта и складов. Это в значительной степени смягчило трудности в обеспечении комбината сырьем, снабжение которым шло по "Дороге жизни" через Ладожское озеро. С 1 января 1942 г. комбинат был полностью превращен в предприятие, вырабатывающее продукцию для фронта. В том же году задание Ленфронта было выполнено на 113%. В последующие годы комбинат увеличивал выпуск продукции. По сравнению с 1942 г. в 1943 г. объем производства вырос на 50%, а в 1944 г. – на 275%. В 1946 г. комбинату было передано на вечное хранение присуждавшееся в годы войны Красное знамя ГКО. Важнейшим фактором чрезвычайно эффективного функционирования военной экономики СССР является широкое участие науки, выражавшееся не только в тесном взаимодействии науки и промышленности, но и в создании на базе научных организаций и учебных институтов собственных производств: "Победы СССР в войне нельзя понять, если не учесть необычайно интенсивного и эффективного участия ученых". По воспоминаниям академика И.В. Петрянова-Соколова, наука тогда буквально "пропитала" все, что делалось для войны. Президент АН СССР С.И. Вавилов писал: "Почти каждая деталь военного оборудования, обмундирования, военные материалы, медикаменты – все это несло на себе отпечаток предварительной научно-технической мысли и обработки. Государственная система организации науки позволила с очень скромными средствами выполнить множество проектов с высоким уровнем творчества и новаторства, соединяя чисто практические технические разработки с самым передовым фундаментальным знанием. Примерами служат не только лучшие и оригинальные виды военной техники, в том числе создание кумулятивного снаряда, а затем и кумулятивных гранат, мин, бомб, резко повысившее уязвимость немецких танков, но и такие крупные научно-технические программы, как создание атомного оружия. При этом военные разработки проводились на самом высоком уровне фундаментальной теории – от сложных математических расчетов траектории полета ракеты "катюши" до применения М.А. Лаврентьевым новой теории струй для создания кумулятивного снаряда. Замечательные успехи были достигнуты и в разработке и приложении теории горения и взрывов (Н.Н. Семенов, Ю.Б. Харитон, Я.Б. Зельдович)". Эффективная работа ученых-химиков на оборону началась уже с первых дней войны, когда по инициативе ведущих ученых страны академика-секретаря Отделения химических наук АН СССР Алексея Николаевича Баха, академиков Николая Дмитриевича Зелинского, Сергея Семеновича Наметкина, Александра Наумовича Фрумкина, профессоров Семена Исаковича Вольфковича и Захара Александровича Роговина постановлением ГКО от 10 июля 1941 г. был создан Научно-технический совет по координации и усилению научных исследований в области химии для нужд обороны страны. Руководителем Совета стал уполномоченный ГКО Сергей Васильевич Кафтанов (1905–1978), крупный государственный деятель, организатор науки и высшей школы, ученый-химик. Первым помощником С.В. Кафтанова был назначен профессор С.А. Балезин, а помощниками и руководителями соответствующих секций – известные ученые С.И. Вольфкович, М.Н. Волков, Н.М. Жаворонков, К.Ф. Жигач, В.В. Коршак, Н.И. Москвин, З.А. Роговин, Н.А. Фигуровский. Совет работал в тесном взаимодействии с Академией наук, что нашло отражение в постановлении расширенного заседания Президиума Академии от 2 октября 1941 г.: "Президиум Академии наук СССР приветствует образование специального органа по координации работ при уполномоченном Комитета обороны СССР и выражает надежду, что этот орган обеспечит объединение научных сил, поможет Академии наук СССР и другим исследовательским органам в установлении связи с военными организациями, выявлении наиболее актуальной оборонной тематики, а также обеспечит более быстрое использование в оборонных целях результатов научно-исследовательских работ. Для повышения эффективности научно-исследовательских работ, проводимых в научно-исследовательских центрах страны в оборонных целях, Президиум Академии наук СССР считает необходимым просить правительство возложить на единый орган координацию научно-исследовательских работ не только в области химии и физики, но и других областях науки и техники... Президиум Академии наук СССР отмечает, что институтами Академии наук произведен пересмотр тематики своих работ применительно к нуждам обороны страны, а также усиление их связи с производством..." К деятельности специализированных секций Совета были привлечены многие ученые Академии наук СССР и высшей школы, отраслевых исследовательских институтов, а также представители ряда наркоматов. Активное участие в работе секций принимали А.Ф. Иоффе, И.П. Бардин, П.Л. Капица, Н.Н. Семенов, А.Н. Фрумкин, С.И. Вольфкович, А.Н. Несмеянов, И.Л. Кнунянц, М.М. Дубинин, В.А. Каргин, И.В. Петрянов-Соколов, С.А. Христианович, А.А. Благонравов, Н.Г. Бруевич, К.К. Снитко, К.К. Андреев. Секции развернули активную деятельность, направленную на организацию научных работ по синтезу новых химических веществ и созданию различных средств и материалов, необходимых фронту и народному хозяйству: зажигательных смесей для борьбы с танками, дымовых шашек для маскировки, горючих смесей для огнеметов, огнезащитных материалов, взрывчатых веществ и боеприпасов, моторных топлив и смазочных масел, новых сплавов и сталей, инсектицидов и дезинфекционных веществ, лекарственных препаратов, пищевых продуктов из непищевого сырья и т.п. Для этих исследований, а также для производства малотоннажных продуктов использовались материально-техническая база и помещения научно-исследовательских и учебных институтов. Укрупненные испытания многих веществ и материалов проводились на подмосковных военных полигонах или непосредственно в боевых условиях. Совет сразу же связал свою деятельность с командованием Красной Армии, управлениями наркоматов обороны и военно-морского флота, Госпланом СССР, промышленными наркоматами, предприятиями, исследовательскими и проектными институтами, вузами и общественными организациями. Это облегчило и ускорило разработку и внедрение новшеств, сняв ведомственные перегородки. Секции Научно-технического совета организовывали консультации специалистов по вопросам проведения научных исследований и реализации результатов работ в промышленности или непосредственно в действующей армии. Совет и его секции были тесно связаны с институтами и предприятиями не только Москвы и области, но и Ленинграда, Горького, Казани, Куйбышева, Свердловска, Челябинска, Томска, Кемерова, Ташкента, Баку, Тбилиси и других крупных городов и центров страны. Работы многих химических институтов благодаря Совету приобрели заостренную целеустремленность и вскоре распространились на другие области науки. Значительный объем работы Совета составляли экспертизы и решение организационных задач, в связи с которыми члены и сотрудники Совета очень часто выезжали в восточные и фронтовые районы. Академик Н.М. Жаворонков, крупнейший ученый-химик, директор ИОНХ им. Н.С. Курнакова, ректор МХТИ им. Д.И. Менделеева, в годы войны – руководитель секции порохов, взрывчатых веществ и боеприпасов, вспоминал: "Секция работала в тесном взаимодействии с Главным артиллерийским управлением и Управлением военно-воздушных сил Наркомата обороны, соответствующим управлением Наркомата военно-морского флота, Госпланом СССР, наркоматами боеприпасов, химической и нефтяной промышленности, черной и цветной металлургии. Потребность в разнообразных артиллерийских боеприпасах, в бризантных, инициирующих и метательных взрывчатых веществах с первых дней войны была огромна. Для производства взрывчатых веществ и порохов необходимо было прежде всего иметь достаточное количество связанного азота, главным образом в виде азотной кислоты, так как практически все взрывчатые вещества – это продукты нитрования различных органических соединений. Мощностей азотной промышленности, созданной за годы первых пятилеток, было достаточно, чтобы обеспечить сырьем производство взрывчатых веществ и боеприпасов. Однако в первый период войны до конца 1942 г. обстановка была очень напряженной. Два азотно-туковых завода – Днепродзержинский и Горловский – оказались в зоне, временно оккупированной врагом. В декабре 1941 г. в течение короткого времени находился в оккупированной зоне также Сталиногорский химический комбинат, оборудование этих заводов было демонтировано и эвакуировано на восток. Требовалось время, чтобы смонтировать и сдать в эксплуатацию вывезенное оборудование. В этот период на всех действующих заводах силами ученых и инженеров была проведена большая работа по интенсификации производства аммиака, азотной кислоты, аммиачной селитры, метанола, а также по строительству промышленных установок для производства новых химических веществ. В частности, выполненные на Кемеровском азотно-туковом заводе исследования с целью интенсификации процесса концентрирования азотной кислоты привели к повышению производительности установок в 2,5–3 раза. Метод был распространен на все заводы. На Березниковском содовом заводе под руководством бывших сотрудников Научно-исследовательского института органических полупродуктов и красителей (НИОПиК) А.Н. Плановского, В.С. Хайлова и С.З. Кагана при участии инженера Гипроанилкраски Л.С. Кацмана в течение первой половины 1942 г. был построен и пущен в эксплуатацию первый в стране цех по получению хлорбензола непрерывным методом для производства пикриновой кислоты. На Чернореченском химзаводе и других предприятиях Дзержинска было освоено производство многих новых видов химических продуктов. Творческое участие в этих работах принимали научные работники и инженеры В.В. Святухин, И.А. Рубинштейн, Б.А. Болотов, Е.И. Бомштейн, С.С. Бабков, В.Т. Зайцев, И.К. Замараев, П.И. Кузьминов. Много сделали для интенсификации производства серной кислоты профессора Г.К. Боресков, А.Г. Амелин, С.Д. Ступников, И.Н. Кузьминых, К.М. Малин и их сотрудники. Следует отметить творческий вклад в интенсификацию технологических процессов производства водорода, аммиака и азотной кислоты инженеров Чирчикского электрохимкомбината Ю.Л. Севастьянова, Л.А. Ахназарова и др. В этот же период были проведены исследования, связанные с возможностью использования ресурсов коксохимического сульфата аммония, изучены также вопросы, связанные с применением оксиликвитных взрывчатых веществ. Проведены исследования явлений детонации и взрыва при взаимодействии различных простых дешевых органических материалов с жидким кислородом. К этой работе был привлечен трест "Союзвзрывпром", имевший опыт применения оксиликвитных взрывчатых веществ в горных работах. Особенно активно участвовал в работах главный инженер треста Ж.Я. Граубиц. Исследования завершились испытанием авиабомб в боевых условиях. Быстрое развитие получили также работы по созданию высокопроизводительных экономичных методов получения кислорода. П.Л. Капицей была предложена оригинальная установка для получения жидкого кислорода, в которой для сжатия воздуха использовались турбокомпрессоры. Это открыло перспективу создания установок большой производительности. Эта установка сыграла важную роль в обеспечении кислородом работ по резке и сварке металла при ремонте танков и другого военного оборудования. Кислород использовался также для дыхательных масок военных летчиков при полетах на большой высоте. Много было сделано для создания этой установки учеными и инженерами М.П. Малковым, Д.Л. Глизманенко, З.А. Кондауровым, А.Г. Зельдовичем, И.Б. Даниловым, А.Б. Фрадковым, В.А. Никифоровым. Для удовлетворения возрастающих потребностей в кислороде в 1943 г. при Совнаркоме СССР было организовано Главное управление кислородной промышленности, которое возглавил П.Л. Капица. Оно сыграло важную роль в создании и развитии отечественной промышленности кислородного и криогенного машиностроения. В 1942 г. в кратчайший срок было расширено или организовано заново производство ряда взрывчатых веществ, таких как гексоген, тринитроксилол, ТЭН (пентаэритриттетранитрат), этиленгликольдинитрат, диэтиленгликольдинитрат, тетрил, нитрогуанидин и др. Во многих случаях это потребовало предварительного проведения исследований с целью уточнения свойств данных веществ, условий их синтеза, технологических параметров, причем сроки проведения таких исследований измерялись обычно неделями и редко месяцами. В кратчайшие сроки проводились исследования и для обеспечения сырьем производства новых взрывчатых веществ или новых типов порохов. Так, для производства гексогена был нужен уротропин, который получали путем взаимодействия аммиака и формалина, а для получения формалина был нужен метанол. Для производства ТЭН помимо азотной кислоты был необходим многоатомный спирт пентаэритрит, который получали из формальдегида и ацетальдегида. Производство пироксилиновых и нитроглицериновых порохов требовало в большом количестве высококачественных целлюлозы и глицерина, а также различных вспомогательных веществ и материалов. В связи с резким увеличением производства боеприпасов пришлось разрабатывать новые поточные методы снаряжения их взрывчатыми веществами и порохами. Большой вклад в разработку теории взрыва, химию и технологию порохов и взрывчатых веществ внесли Н.Н. Семенов, Ю.Б. Харитон, Я.Б. Зельдович, Б.П. Жуков, К.К. Андреев, А.С. Бакаев, А.А. Шмидт, Л.И. Багал, А.Г. Горст, А.П. Закощиков, Г.К. Клименко, И.М. Нейман, А.Е. Спориус, Д.И. Гальперин, Ф.А. Баум, И.И. Эйтингон, Е.Ю. Орлова, Я.И. Лейтман, И.В. Тишунин, А.Я. Апин и многие другие. Одной из блестящих работ, выполненных советскими учеными и инженерами в первый период войны, было создание кумулятивного снаряда. Для борьбы с вражескими танками в тот период наряду с минами и зажигательными смесями применялись бронебойные снаряды из очень твердой стали и подкалиберные снаряды с сердечником из вольфрама и его сплавов. Но уже в сентябре 1941 г. по инициативе секции порохов, взрывчатых веществ и боеприпасов Научно-технического совета при ГКО были начаты работы по использованию для этих целей эффекта кумуляции энергии взрыва. Кумулятивные снаряды, гранаты и мины стали новым средством борьбы с танками, казалось, неуязвимыми немецкими "тиграми" и "пантерами". Снаряды пробивали лобовую броню толщиной, равной калибру снаряда и более, а кумулятивные мины – броню толщиной до 200 мм. Массовое применение кумулятивных снарядов было начато в танковых сражениях на Курской дуге. Наиболее трудной в тот период была задача обеспечения сырьем, и прежде всего толуолом, производства главного бризантного взрывчатого вещества – тротила. Основным источником толуола была каменноугольная смола, образующаяся при производстве металлургического кокса. Но большинство коксохимических заводов оказалось на территории, временно оккупированной врагом (Приднепровье и Донбасс), а коксохимические заводы Урала и Сибири не могли удовлетворить возросшие потребности промышленности в толуоле и других ароматических производных. Увеличение ресурсов ароматических углеводородов осуществлялось несколькими путями. В течение 1942 г. дополнительно к существующим были построены новые батареи коксовых печей – в Кузнецке, Кемерове, Магнитогорске, Нижнем Тагиле, Губахе. На большинстве заводов был применен предложенный учеными метод повышения выхода толуола путем впрыскивания в коксовые печи керосина. Были разработаны и реализованы методы извлечения толуол-бензиновой и ксилол-бензиновой фракций путем четкой ректификации сырых нефтей, методы получения толуола, бензола и других ароматических веществ пиролизом керосиновой фракции. Н.Д. Зелинский и Н.И. Шуйкин провели исследования по дегидрогенизации нефтяных фракций, содержащих циклогексановые углеводороды, на платиновых катализаторах с получением толуола и других ароматических углеводородов. Сотрудники Центрального института авиационных топлив и масел во главе с Б.Л. Молдавским для той же цели создали метод каталитической циклизации гептановой фракции. П.Г. Сергеев, Р.Ю. Удрис, Б.Д. Кружалов, М.С. Немцов решили очень сложную и важную задачу получения фенола из бензола и пропилена. Исследования окисления изопропилбензола позволили создать изящную и технологически совершенную систему получения гидроперекиси изопропилбензола, разложение которой давало фенол и ацетон. Несмотря на напряженность баланса ароматических углеводородов в течение всей войны, наука и промышленность изыскивали все новые и новые возможности для обеспечения ими военных и народнохозяйственных потребностей. Существенную роль в этом сыграли исследования И.П. Чижевского, Н.М. Караваева, А.Б. Чернышева, Е.В. Раковского, Б.И. Лосева и ряда других ученых. Важные исследования были проведены в области нефтехимии, усовершенствования процессов переработки нефти и увеличения выработки авиационного бензина и других видов моторного топлива, а также смазочных масел. Здесь особое значение имели работы С.С. Наметкина, А.Д. Петрова, А.В. Фроста, Ю.Г. Мамедалиева, Б.М. Рыбака, А.И. Скобло, В.С. Федорова, В.С. Гутыри и др. Ряд примеров оперативной и плодотворной деятельности секции дымовых, зажигательных и противопожарных средств НТС приводит ее председатель С.И. Вольфкович. Так, секция содействовала комиссиям АН СССР в работах по развитию сернокислотной, фосфатной, калийной и других отраслей химической промышленности в районах Средней Азии, Казахстана, Северного Урала и др. Большой вклад в развитие минерально-сырьевой базы восточных районов страны внес академик Э.В. Брицке, основатель и многолетний директор НИУИФ, в годы войны – заместитель председателя Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны страны. Сотрудники НИУИФ и Института общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова (ИОНХ) АН СССР разработали и освоили два сравнительно простых способа получения дымовых средств и одновременно пиротехнических окислителей (А.П. Белопольский, В.И. Николаев). Сотрудниками НИУИФ и Института химической физики АН СССР были разработаны процессы производства хромовых катализаторов и их применения для обогревателей авиамоторов, которые облегчили полеты при низких температурах (С.З. Рогинский, Л.С. Марголис, Г.А. Маркова, М.А. Брюйер). Многое сделали химики для разработки и получения эффективных санитарных и лечебных средств, дегазаторов, витаминов, дрожжей, замене дефицитного сырья местным и доступным, интенсификации действующих производств. © Все права защищены http://www.portal-slovo.ru
        • Temnyi elf Да, слово сурогатные ты всетаки понимаешь, это радует ...=)
          Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
          2012-12-04 [#40597]
          Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
          style="display: none;" class="inner"> Статья очень хорошая нужно сказать. К сожалению я не припомню книг где бы сколь обширно рассматривался этот вопрос, обычна данная информация упоминается вскользь.
          Notice: Undefined index: replies in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 25
        • beta307 статья очень познавательная и хорошая. Из многолетнего опыта потрошения копаных боеприпасов могу сказать,
          Notice: Undefined index: today in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 47
          2012-12-23 [#40708]
          Notice: Undefined index: visible in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 84
          style="display: none;" class="inner"> что экзотика мне ни разу не попадалась, в основном это различные амоналы, амониты, амотолы, различные составы ДНН с ТНТ. Несколько раз попадались боепипасы с 1й Мировой (немцы к середине войны все склады подмели) , были даже французкие гаубичники с пикринкой ( но в те времена это было основным БВВ, а не эрзацом)
          Notice: Undefined index: replies in /homepages/29/d734799251/htdocs/compile/4cffae18fc44e1db08e71fd57d03fd4631dd3b00_0.file.replies.tpl.php on line 25

© Добрейшей души человеки, 2003-2019

При использовании материалов ресурса ссылка обязательна.